Суббота, 31.10.2020, 16:00
Приветствую Вас Гость | RSS

Меню
Регистрация

Каталог статей

Главная » Статьи » ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ МАТЕРИАЛ » Дополнительные материалы к уроку

Взгляды историков на жизнь и деятельность Ивана IV

Кобрин В.Б. Иван Грозный. М.: Московский рабочий, 1989.


Приход к власти Избранной рады, которую он называет «новой группировкой», Кобрин связывает с тем, что «народные движения» поставили правящие круги перед «необходимостью что-то делать». Историк отмечает, что в период деятельности этого органа управления термин Избранная рада в источниках не встречается.

Ученый не согласен с отождествлением Избранной рады с Ближней думой, так как последняя появилась только в XVII в. Историк предполагает, что «правительственный кружок» был неофициальным и не имел общепринятого названия.

С деятельностью Избранной рады Кобрин связывает «напряженную реформационную деятельность», прежде всего выразившуюся в создании приказов («изб»).

Историк предполагает, что у Избранной рады не было тщательно разработанной программы действий. Иван IV в 1550-х гг. лично участвовал в правительственной деятельности. Однако большинство реформ было задумано деятелями Избранной рады.

Падение Избранной рады Кобрин связывает с разногласиями между членами этого совета и Иваном IV относительно методов проведения реформ: в то время как царское окружение стремилось создавать государственный аппарат, Иван IV желал прибегнуть к самому простому способу — казнить.

Присоединение Казанского ханства к России в 1552 г. Кобрин объясняет заинтересованностью «феодалов» в земельных раздачах в Казанском крае, а купцов — в торговом пути по Волге. Одобряя присоединение новых земель, историк в то же время обращает внимание на «национально-колониальную политику царизма», проявившуюся уже во времена Ивана IV и приведшую к восстанию народов Поволжья после 1552 г.

В результате бескровного присоединения Астрахани к России, отмечает Кобрин, всё течение Волги от верховьев до устья оказалось в руках русских. Другое важное значение присоединения татарских ханств историк видит в окончательном закреплении за Иваном IV царского титула — царя Московского, Казанского и Астраханского.

Завоевание Россией Крымского ханства, вслед за Казанским и Астраханским, было невозможно из-за того, что крымский хан стал вассалом «могучей Османской империи, одной из самых сильных держав мира». Единственно реалистической стратегией России в этой ситуации, полагает историк, была оборона и отказ от каких-либо наступательных действий против Крыма.

Прорыв к Москве в 1572 г. крымского войска и сожжение Москвы Кобрин объясняет прежде всего слабой подготовкой к обороне опричной части русского войска. Историк возлагает вину за «ужасные последствия московского пожара» на Ивана IV, который укреплял опричные резиденции и не строил каменную стену вокруг Москвы (по линии современного Садового кольца).

Успех русского войска в 1572 г. в битве при Молодях Кобрин объясняет созданием объединенного войска и назначением одного главнокомандующего. Историк пишет, что победа была полной, крымская опасность ликвидировалась на 10—15 лет; «Россия была спасена».

«Предысторией опричнины», по мнению Кобрина, было бегство князя Курбского. Основываясь на русских и иностранных источниках, Кобрин предполагает, что Иван IV создал опричнину по совету родственников своих первых двух жен — Анастасии Захарьиной-Юрьевой и Марии Темрюковны. Историк отмечает, что во главе опричнины и ее учреждений стояли представители данной группы.

По мнению Кобрина, сегодня невозможно ответить на вопрос, все ли заговоры против Ивана IV были измышлены «царскими подручными» или хотя бы некоторые из них затевались в действительности. Кобрин напоминает, что показания в то время добывались путем пыток.

Крах опричнины историк связывает с крымским нашествием 1571 г., приведшим к сожжению Москвы, во время которого Ивану IV не удалось собрать против крымцев более одного полка опричников (вместо трех-пяти). Это произошло, по мнению Кобрина, из-за того, что во время новгородского похода опричники окончательно показали, что они — «банда грабителей и убийц», которые, отяжелев от добычи, не хотели рисковать жизнями, привыкнув «воевать» лишь с безоружным мирным населением.

Историк обращает внимание на то, что среди руководителей опричнины было много представителей аристократии, и делает вывод, что «худородность», демократичность нового царева войска — это миф. Кобрин также обращает внимание на то, что от опричного террора, направленного якобы против бояр, гибли в основном дворяне и представители других социальных групп.


Скрынников Р.Г. Иван Грозный. М.: Наука, 1980.


Создание Избранной рады Скрынников связывает с московским восстанием 1547 г., которое, по мнению историка, обнаружило непрочность боярских правительств и создало условия для выхода дворянства на политическую арену. «Адашевский кружок» (Избранная рада) осуществил на практике идею преобразования государственного аппарата в духе устремлений «высшей приказной бюрократии».

Скрынников отмечает и значимость реформ Избранной рады для укрепления централизованного государства, и их компромиссный характер, обусловленный тем, что «консервативное боярство неохотно уступало свои позиции служилым людям».

Историк отмечает также, что Иван IV считал хорошими только те реформы, которые укрепляли самодержавную власть. Конечные же результаты политики Избранной рады не соответствовали этим критериям. Скрынников констатирует полное расхождение Ивана IV с его «советниками» в оценке целей и направлений реформ.

Разрыв царя с Избранной радой стал неизбежен, когда к внутриполитическим расхождениям добавились расхождения в «сфере внешних дел» — в вопросе о Ливонской войне.

«Покорение Казани» Скрынников называет «центральным пунктом» активной восточной политики «кружка Адашева». После того как турки покорили Крымское ханство, возникла реальная опасность соединения татарских государств «под эгидой Османской империи». Поход русских войск на Казань в 1552 г. Скрынников называет «последним решительным наступлением». Присоединение же Астраханского ханства он вообще не комментирует.

Историк подчеркивает, что в результате включения в состав России Казанского и Астраханского ханств было прекращено трехвековое господство татар в Поволжье. На смену «гнету татарских феодалов» пришел «гнет царизма». Историк отмечает оживление русской восточной торговли в результате овладения всем волжским путем.

Главную опасность со стороны Крыма Скрынников связывает с подчинением Крымского ханства Порте. Прорыв в 1571 г. к Москве большого крымско-ногайского войска был, по мнению историка, следствием непрофессионализма опричного войска, не прикрывшего фланги земской армии.

Успех русского войска при Молодях в 1572 г. историк относит к числу значительнейших военных событий XVI в. Именно в этом сражении Россия нанесла сокрушительный удар по «воинскому могуществу крымцев». Скрынников также отмечает «гибель отборной турецкой армии под Астраханью в 1569 г.» и пишет, что эти события положили предел «турецко-крымской экспансии в Восточной Европе».

Основной причиной учреждения опричнины — «структуры управления при чрезвычайной ситуации» — были, по мнению Скрынникова, внешнеполитические трудности Ивана IV, связанные с ухудшением обстановки на фронтах Ливонской войны. Инициатива установить в стране диктатуру и сокрушить оппозицию с помощью террора и насилия исходила, по мнению историка, от «соратников царя».

Скрынников характеризует опричнину как организованное по типу удельного княжества личное владение царя. Другой важной задачей опричнины было выселение представителей ряда княжеских фамилий, «плотной стеной окружавших трон», в Казанский край.

Переход в 1566 г. от ограниченных репрессий к массовому террору историк связывает с вовлечением в конфликт царя с «княжатами» старомосковского боярства и верхов дворянства, составлявших «широкую опору монархии» и недовольных «произвольными действиями Грозного и его временщиков».

Отмена опричнины в 1572 г. была связана с «блестящей победой» объединенного опрично-земского войска при Молодях.

Данные о количестве жертв опричного террора Скрынников считает крайне преувеличенными, однако утверждает, что опричнина дорого обошлась стране, что «бесчинства опричников» были беспрецедентными и не имели оправданий. Опричнина обнаружила неготовность среднего и мелкого дворянства в середине XVI в. отстранить «боярскую аристократию» от «горнила власти».

Начало «войны за Ливонию» Скрынников связывает с «первым успехом» России — победой в войне со шведами (1554—1557), под влиянием которой и были выдвинуты «планы покорения Ливонии и утверждения в Прибалтике».

Поражение русских войск на последнем этапе Ливонской войны, по мнению Скрынникова, было результатом вступления в войну вооруженных сил Польши во главе со Стефаном Баторием. Историк отмечает, что в войске Ивана IV в это время было не 300 тысяч человек, как утверждалось ранее, а лишь 35 тысяч. Кроме того, двадцатилетняя война и разорение страны способствовали ослаблению дворянского ополчения.


Зимин А.А. Укрепление Российского государства. Народы Поволжья и Приуралья в XVI в. Опричнина и Ливонская война // История СССР с древнейших времен до наших дней. Первая серия / Гл. ред. Б.А.Рыбаков. — Т. II. М.: Наука, 1966. С. 142—210.
Созданная в 1549 г. Избранная рада была, по мнению Зимина, «правительством, отражавшим интересы широких кругов феодалов», «правительством компромисса». Историк отождествляет Избранную раду с Ближней думой — официальным органом власти при царе, в состав которого входили наиболее преданные престолу «представители феодальной знати».

По мнению Зимина, Избранная рада проводила политику компромисса между дворянством и «дальновидной частью боярства»; преобразования тех лет способствовали укреплению правительственного аппарата.

Падение Избранной рады историк объясняет тем, что «правительство компромисса» в обстановке «народных движений» стремилось консолидировать силы феодалов и поэтому не могло пойти на «решительную борьбу с удельной децентрализацией».

Присоединение Казанского и Астраханского ханств, по мнению Зимина, было вызвано потребностями русской экономики. Эти государства были помехой для русской восточной торговли, а плодородные земли Поволжья были предметом интереса для служилого дворянства.

Взятие Казани в 1552 г. Зимин называет «делом нелегким» и отмечает превосходство русских в «передовой военной технике». Главным итогом падения татарской столицы историк считает то, что Иван IV мог после этого именоваться не только «государем всея Руси», но и «казанским царем».

Присоединение «всего волжского пути», по мнению Зимина, предотвратило для народов Поволжья «гнет татарских феодалов» и «новое порабощение» со стороны «султанской Турции», а также создало условия для экономического и культурного развития региона.

Повышенную агрессивность Крымского ханства Зимин связывает с пропагандой идеологии религиозной непримиримости к «неверным», ставшей основой «политики грабежа и насилия», исходившей от «султанской Турции». Считая борьбу с крымским ханом одной из главных задач России в связи с подготовкой к «борьбе за выход к Балтийскому морю», историк называет «близорукой» политику Избранной рады, предлагавшей прекратить Ливонскую войну и усилить борьбу с Крымом.

Нападение турецко-крымского войска на Астрахань в 1569 г. было, по мнению Зимина, попыткой Турции вбить клин между Россией и Ираном. Историк полагает, что крымский хан предпринял в 1571 г. поход на Москву, чтобы не допустить создания «прочной обороны на юге России». Поражение крымцев при Молодях в 1572 г. объясняется образованием объединенного опрично-земского войска.

Основанием для создания опричнины Зимин считает то, что у Ивана IV была потребность в дальнейшем наступлении на «феодальную знать», для чего требовалось «завершение процесса объединения русских земель, ликвидация пережитков феодальной раздробленности и утверждение абсолютной власти монарха». Историк отмечает, что опричнина, задуманная с целью искоренения феодального сепаратизма, «сама вносила в жизнь элементы децентрализации».

Зимин отмечает также укрепление в годы опричнины режима единоличной власти Ивана IV. Историк называет Ивана IV незаурядным, но жестоким правителем, главной целью которого было «укрепление самодержавного деспотизма». Для достижения этой цели царь был готов обречь на гибель «многие тысячи крестьян и горожан, дворян и бояр».

Упразднение опричнины Зимин связывает с «новгородской трагедией», а также с тем, что после ликвидации удела князя Владимира Старицкого, «остатков новгородской вольности» и подчинения Церкви государству дальнейшее существование опричнины потеряло всякий смысл. Историк также отмечает, что неэффективность существования отдельного опричного войска была доказана битвой при Молодях в 1572 г.

Зимин связывает решение московского правительства «поставить вопрос о присоединении Прибалтики» с «укреплением Русского государства в XVI в.». Среди мотивов, побудивших к этому решению, он выделяет необходимость приобретения выхода России в Балтийское море для расширения культурных и экономических связей с Европой. В войне было, таким образом, заинтересовано русское купечество; дворянство же рассчитывало приобрести новые земли.

Зимин считает втягивание в Ливонскую войну «ряда крупных западных держав» результатом «близорукой политики Избранной рады». С этим, а также с разорением страны, с деморализацией служилых людей, с гибелью в годы опричнины искусных военачальников историк связывает поражение России в войне.

Период 1572—1575 гг. Зимин считает временем внутренней стабилизации. Однако в эти годы обострилась «борьба угнетенных классов с новыми господами» (бывшими опричниками).

Передачу Иваном IV титула великого князя всея Руси Симеону Бекбулатовичу Зимин называет «политическим маскарадом». Во   время правления Ивана IV началось закрепощение крестьянства и «угнетение народов Поволжья и Сибири». На такой основе «зиждилось процветание Российского царства».

Р.Ю. Виппер (1859—1954)

О возникновении в 1548 г. Избранной рады Виппер ничего не пишет. Приход к власти главных деятелей Избранной рады, Сильвестра и Адашева, историк объясняет инициативой «церковников» во главе с митрополитом Макарием. Виппер видит в «картинах власти» периода правления Избранной рады («эпохи опеки») определенный социальный уклон. В падении же Избранной рады проявилась борьба Ивана IV против теократии «в пользу самодержавства, мощной и передовой светской власти».

Взятие Казани Виппер называет «первой большой победой» Ивана IV, подготовленной «настойчивой и искусной политикой правительства эпохи опеки» (т.е. Избранной рады). Историк также отмечает наличие у Ивана IV «великолепной артиллерии».

Падение Астраханского ханства Виппер обходит вниманием. Историк отмечает, что присоединение Казанского и Астраханского ханств создало в мусульманском мире «впечатление могущественного волшебства».

Русско-крымским отношениям в период правления Ивана IV Виппер также уделяет очень мало внимания. Историк рассматривает эти отношения в контексте противоборства «христианско-земледельческого государства» (т.е. России) с «мусульманским миром». То, что не был осуществлен план «покончить с Крымом» после присоединения Казанского и Астраханского ханств, Виппер объясняет принятым Иваном IV в 1558 г. решением начать Ливонскую войну. Историк считает поход крымско-турецкого войска на Астрахань в 1568 г. и сожжение крымцами Москвы в 1571 г. ответом «мусульманского мира» на «великую победу» — завоевание Казанского и Астраханского ханств. О битве при Молодях в 1572 г. историк не упоминает.

Учреждение опричнины в 1564 г. Виппер связывает с «правительственным кризисом», который был вызван «военными и политическими несчастиями». Опричнина была как «взрывом мести» против действительных и мнимых изменников, «жестом ужаса и отчаяния» царя, перед которым открылась «бездна неверности со стороны лучших слуг», так и военной реформой, к которой побуждал опыт Ливонской войны.

Самым решительным и заметным из первых дел опричнины Виппер считает «разгром княжеских гнезд» и то, что царь на бывших землях знати «посадил опричников», «людей новой службы». Разделение страны на опричнину и земщину историк рассматривает как перевод части территории страны под «чисто военное управление».

Упразднение в 1572 г. опричнины Виппер связывает с крымским нашествием и новгородской «изменой». Возникший в результате «новой реформы» двор историк считает, как и опричнину, органом военного управления, главной задачей которого была мобилизация ресурсов страны для ведения боквых действий в Ливонии.

По мнению Виппера, Ливонская война готовилась задолго до 1558 г. деятелями Избранной рады и могла бы быть выиграна — в случае более раннего выступления России. Историк считает сражения за Восточную Прибалтику крупнейшей из всех войн, ведшихся Россией, а также «важнейшим событием общеевропейской истории». Виппер объясняет поражение России тем, что к концу войны «военное устройство России» находилось в распаде, а «изобретательность, гибкость и приспособляемость Грозного кончились».

В послеопричный период вместо опричнины был создан двор, представлявший собой расширенную опричнину. Эта структура, по мнению историка, «втянула» в сферу военного управления новые территории. Симеона Бекбулатовича историк называет «подставным царем». Виппер считает, что Иван IV оставил после себя «громадную империю», располагавшую стройной организационной системой, утвержденной его реформами.

Главной особенностью периода правления Ивана IV, по мнению Виппера, была борьба с боярством, возвышение за его счет «неродовитых людей», усиление военных повинностей. Всё это, указывает историк, происходило в условиях «величайших военных потрясений».

Всё правление Ивана IV, пишет Виппер, было «почти сплошной не прекращавшейся войной». Виппер полагает, что мнение об Иване IV как о тиране сложилось потому, что историки не вполне раскрыли связь между внутренней и внешней политикой царя.


Покровский М.Н. Избранные произведения. Кн. I: Русская история с древнейших времен. Т. I-II. М.: Мысль, 1966. С. 255—330.

Основой господства Избранной рады Покровский считает «союз боярства и посадских». Историк полагает, что члены Избранной рады были выдвинуты не царем, а полным составом Боярской думы.

Покровский отмечает, что появление в составе московской «курии» новых элементов, не принадлежавших к боярской «корпорации» (Сильвестра и Адашева) сопровождалось точным фиксированием ее состава. «Классические реформы Грозного» привели к переменам в положении боярства, которое, отказавшись от многих привилегий, удержало этой ценой в своих руках «источник их всех — государственную власть».

Причины падения Избранной рады историк видит в раздоре между общественными группами, «столковавшимися перед взятием Казани», считает результатом «крушения надежд» мелких и средних помещиков на великие и богатые милости», связанные с покорением Казанского края.

«Захват великого волжского пути — захват Казани и Астрахани», по мнению Покровского, был результатом временного совпадения интересов «командующих групп»: боярства, «московской буржуазии» и средних землевладельцев, заинтересованных в присоединении земель «черноземного Поволжья». Историк полагает, что набеги казанцев на Русь были лишь «отличным предлогом» для вторжения. Достигнутый компромисс между «правящими группами» оказался несостоятельным из-за ожесточенного многолетнего сопротивления населения бывшего ханства русским войскам.

Историк отмечает также, что первыми в Поволжье стали переселяться крестьяне, в результате чего крестьянин в середине XVI в. стал «редкой вещью», которую помещик пытался привязать к своей земле всеми возможными средствами и переманить с земли своего соседа.

Отказ Ивана IV от организации «большой компании против крымцев» в конце 1550-х гг. Покровский объясняет тем, что поход на Крым был «неинтересен» для «служилой массы», которую Иван IV хотел сделать своей социальной базой. По мнению историка, во время Ливонской войны крымский хан был «союзником поляков» и нашествие крымцев 1571 г. было определено союзническими обязательствами. Покровский отмечает, что в результате нашествия разгрому подверглись старые и наиболее культурные области, особенно «сам московский посад». Историк почему-то не пишет о разгроме крымцев при Молодях в 1572 г.

Одной из основных причин учреждения опричнины в 1564—1565 гг., по мнению Покровского, был неудачный ход Ливонской войны в 1563—1564 гг., ответственность за что «воинники» возлагали на бояр, особенно после бегства Курбского. По мнению историка, перед учреждением опричнины стало очевидно, что войны и на востоке и на западе не утолили «земельного голода мелкого вассалитета».

Итак, Покровский полагает, что инициатором борьбы с боярством был не Иван IV, а «воинство», стремившееся захватить власть, чтобы распоряжаться «государевой казной» и «старыми вотчинами внутри государства». По мнению историка, опричнина представляла собой «увеличенный до колоссальных размеров государев двор», где монарх мог распоряжаться самовластно.

Покровский считает, что основным назначением опричной армии было сделать царя «самым крупным из московских феодалов». При этом опричнина была «политическим выражением» смены у власти одного общественного класса (боярства) другим (дворянством). Причину массовых репрессий, в том числе «расправы с новгородцами» Покровский видит в «круговой поруке» подданных царя. Историк ничего не пишет об упразднении опричнины в 1572 г.

Ливонская война якобы была начата Иваном IV по рекомендации каких-то советников — без всякого сомнения, вышедших из рядов «воинства». Историк отмечает как «весьма удачный момент» для вторжения, так и отсутствие «почти всякого формального повода» для этого. Покровский объясняет вмешательство шведов и поляков в войну тем, что они не могли допустить перехода под власть России «всего юго-восточного побережья Балтики» с торговыми портами. Главными поражениями Ливонской войны историк считает неудачные осады Ревеля и потерю Нарвы и Ивангорода. Он также отмечает большое влияние на исход войны крымского нашествия 1571 г.

Описывая послеопричный период, Покровский не останавливается на эпизоде воцарения в 1575 г. на русском престоле Симеона Бекбулатовича и оставляет без внимания убийство Иваном IV своего сына Ивана. Причины запустения «центральных уездов» коренятся не только в крымском разорении 1571 г., но и в опричнине.

Главным итогом развития Русского государства к концу правления Ивана IV Покровский считает «решительное господство» среднего помещичьего землевладения.. Покровский также определяет московское самодержавие во второй половине XVI в. как «торговый капитал в шапке Мономаха».


Платонов С.Ф. Иван Грозный (1530—1584). Виппер Р.Ю. Иван Грозный / Сост. и вступ. статья Д.М.Володихина. М.: УРАО, 1998.
Создание Избранной рады Платонов связывает с тем, что в результате «народного бунта» 1547 г. Иван IV лишился «опеки Глинских»; «духовным сиротством злострастного царя» воспользовались «случайные люди», не входившие в состав правящей знати — Сильвестр и Адашев.

Избранную раду историк считает «частным кружком», в котором «временщики» собрали «доброхотствующих» друзей. Этот кружок связал царя полной зависимостью перед своей программой действий. Историк отмечает наличие в составе Избранной рады преобладающего «княжеского элемента». Иван IV постепенно вышел из-под влияния Избранной рады, которая — вольно или невольно — превратила царя из «неопытного и распущенного юноши» в искушенного политика.

«Завоевание татарских ханств» было, по мнению Платонова, проявлением «достоинств московского правительства во внешней политике». Историк считает Казань «оплотом против русских» для черемисов (марийцев) и мордвы, противостоявших «колониализационному натиску русского племени».

Главный результат присоединения Казани — то, что уже через два-три десятилетия и сама Казань, и всё Поволжье до Астрахани стали «русской страной», а выход к Каспийскому морю и на азиатские рынки целиком оказался в распоряжении Москвы.

Обострение отношений России с Крымом, Турцией и с «мусульманским миром» в целом Платонов напрямую связывает с «блестящим успехом Москвы на Востоке».

Планы Избранной рады по завоеванию Крыма историк называет «воздушными замками», так как переброска русских войск в Причерноморье была чрезвычайно затруднена из-за больших расстояний и отсутствия стратегических баз на юге. Прорыв крымцев к Москве и ее сожжение было результатом того, что изменники указали крымскому хану обходной путь к Москве. Историк никак не комментирует разгром крымцев при Молодях в 1572 г.

Говоря о «смысле опричнины», Платонов отмечает, что меры, предпринятые при ее учреждении, представлялись современникам «очень странными». «Аграрно-классовый» характер опричнины Платонов видит в том, что Иван IV для ослабления боярской оппозиции вывел потомков владетельных князей с их удельных наследственных земель и тем лишил оппозицию естественной базы. Историк называет борьбу с изменой целью опричнины, а опричников — средством.

Платонов ассоциирует опричнину с «особым двором» и отмечает, что это ведомство, образованное в 1565 г., непрерывно росло до самого конца царствования Ивана IV. В опричнине и терроре, восстановивших всё население против жестокой власти и в то же время внесших в общество межсословную рознь, Платонов видит истоки Смуты.

В Ливонскую войну, по мнению Платонова, Россия была втянута. Историк полагает, что Россия не могла уклониться от того, что «происходило на ее западных границах», что «эксплуатировало ее и угнетало (невыгодными условиями торговли)».

Поражение войск Ивана IV на последнем этапе Ливонской войны объясняется тем, что тогда наблюдались «признаки явного истощения средств для борьбы». Историк отмечает также, упоминая экономический кризис, постигший Русское государство, что Стефан Баторий «бил уже лежачего врага, не им поверженного, но до борьбы с ним утратившего свои силы».

Между опричниной и послеопричным временем Платонов не видит границы — и называет время с 1560 по 1577 г. «одной сплошною эпохою душегубства». Историк полагает, что в 1575—1576 гг., когда Иван IV сделал «великим князем всея Руси» Симеона Бекбулатовича, опричнина именовалась «двором» московского князя, а земщина стала «великим княжением всея Руси».

Главной заботой Ивана IV в последние годы его жизни было укрепление Поволжья и «южной московской окраины».

Одним из «чрезвычайных проявлений» того, что Иван IV постоянно испытывал страх и подозрительность и был склонен к маниакальному садизму, историк считает убийство царем «в припадке гнева» своего сына — наследника царевича Ивана. Тем не менее историк полагает, что Иван IV был всё же «государственным деятелем и политиком крупной величины».

Период правления Ивана IV Платонов характеризует как эпоху, когда «торжество государственного объединения и прикрепления было ... злобою дня, очередным вопросом, занимавшим умы и возбуждавшим чувства». Историк отмечает также, что другими особенностями этого периода стали апология абсолютизма и национального единства, сознание вселенской роли Москвы и — в связи с этим — стремление к общению с другими народностями.

Категория: Дополнительные материалы к уроку | Добавил: olimpiada (20.11.2010)
Просмотров: 4907 | Рейтинг: 0.0/0

Календарь


© Все размещенные материалы на сайте доступны для использования в профессиональной деятельности учителя истории и обществознания. 

Запрещается размещать авторские материалы на своих сайтах и блогах без разрешения авторов сайта.


Конкурсы для учителей 



Ваша статья в нашем сборнике


Сертификат о публикации


Электронное пособие по истории. 10 класс


 

Copyright MyCorp © 2020
Город белокуриха подать объявление в газету | Дать объявление по строительным работам бесплатно | Подать объявление в газету восстания санкт петербург | Дать объявление на секретаря санкт-петербург | Подать объявление в газеты иркутска | Дать бесплатное объявление в газету | Дать объявление подстилающих | Как правильно дать бесплатное объявление о продаже дома | Дать объявление франция | Разместить объявление бесплатно о продаже техники | Металообработка дать объявление | Ломовоз б у продам объявления 2009 2010 г | Объявления продам мотоциклы | Разместить объявление услуг электрика | Газета объявления подать | Дать объявление покрышки | Подать объявление по воронежу | Дать объявление отказаться | Объявленияпродам щенка шарпея за 1000р | Вдв коми дать объявление | Дать объявления о купле авто в кредит | Дать бесплатное объявление о работе шеф поваром дать резюме | Где можно подать бесплатное объявления | Подать объявление на покупку домика в лен.области | Елецкая реклама дать объявление