«Не забудь!...Не прости!...» - Внеурочная деятельность по предмету - ВНЕУРОЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ - Каталог статей - Персональный сайт
Среда, 07.12.2016, 21:21
Приветствую Вас Гость | RSS

Меню
Регистрация

Каталог статей

Главная » Статьи » ВНЕУРОЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ » Внеурочная деятельность по предмету

«Не забудь!...Не прости!...»
Зубехина А.Б.,
преподаватель общественных дисциплин
ТОГБОУ СПО «Колледж торговли,
общественного питания и сервиса»

Литературная гостиная «Не забудь!... Не прости!...» была представлена вниманию не только обучающихся, студентов, педагогов колледжа, но и родителей учеников и всех желающих ознакомиться с данной тематикой, почтить память жертв Холокоста. В связи с этим были поставлены следующие цели и задачи:

Цели:
1. сформировать интерес к изучению документальных источников и художественной литературы по теме Холокоста;
2. продолжить развитие чувства собственного достоинства и умения уважать достоинства других;
3. продолжить обучение межкультурному пониманию и толерантному поведению в межэтнических отношениях.

Задачи:
1. продолжить поисковую и творческую деятельность обучающихся по теме Холокоста;
2. ознакомить с русской литературой, посвященной тематике Холокоста осмысление и анализ которой поможет глубже понять трагедию еврейского народа, бесчеловечность нацистской идеологии;

Психолого-педагогический аспект мероприятия:
1. развитие социальной восприимчивости, социального воображения, доверия, умения выслушивать другого человека, способности к эмпатии, сочувствию, сопереживанию.
2. активизация поисковой и творческой деятельности обучающихся и студентов;
3. создание на мероприятиях обстановки сопричастности к изучаемым событиям.

Сценарий литературной гостиной «Не забудь!... Не прости!...»

Действующие лица:
Преподаватели: преподаватель общественных дисциплин и преподаватель русского языка и литературы.
Ведущие: студенты колледжа.
Чтецы: обучающиеся колледжа.
Ход мероприятия:
Вступительное слово преподавателя общественных дисциплин: «Осознание Холокоста как явления, перевернувшего привычное развитие мира и поставившего под сомнение его нравственные ус¬тои, началось еще в годы Второй мировой войны.
На Нюрнбергском процессе человечество получило доказа¬тельства чудовищных злодеяний нацизма. Гетто, концентрацион¬ные лагеря, лагеря смерти... Миллионы расстрелянных, задушен¬ных газом, сожженных. Уничтоженные дети, женщины, старики. Безоружные и беззащитные. Люди разных национальностей, поли¬тических взглядов и убеждений.
Среди них - 6 000 000 виновных только в том, что хотя бы один из их родителей был евреем.
Еврейский народ стал первой жертвой расистской идеи нацис¬тов о необходимости тотального уничтожения "неарийцев". Нацистская идеология сделала их главными врагами. Именно евреи, в первую очередь, подлежали повсеместному и массовому ис¬треблению. С этой целью была изобретена специальная техно¬логия полного и окончательного уничтожения народа как этно¬са. Все это казалось чудовищным и необъяснимым с точки зрения человеческого разума.
Холокост - не просто понятие, помогающее осознать одну из глобальных катастроф XX века. Именно Холокост свидетельствует о надломе в развитии человеческой цивилизации и о реальной угрозе ее существованию в будущем. Социальное зло такого масштаба не проходит бесследно, оно неминуемо разлага¬ет и общество, и человека. Возможно, Холокост оставит непоправи¬мый след в социокультурном развитии мира и генотипе поколе¬ний будущего.
В странах Европы и Северной Америки ученые разных направ-лений уже более 50 лет изучают это явление. В России же дела¬ются только первые шаги. В условиях, когда в стране, победив¬шей фашизм, тема Холокоста, на многие годы оказалась вычерк¬нутой из научной исследовательской и преподавательской практи¬ки, именно писатели, а не историки осуществили информационный прорыв и преодолели политические и идеологические запреты».
Вступительное слово преподавателя русского языка и литературы: «Вовлечение русской литературы XX века в познавательный про¬цесс, увязанный с историей Холокоста, очень важно как для осмыс¬ления этой конкретной темы, так и для понимания истории Войны и истории Отечества в целом. Осознание темы Холокоста через ху¬дожественные образы и судьбы литературных героев более доступ¬но и действенно. Затрагивая чувственный мир человека, литерату¬ра заставляет сопереживать героям и ощущать их боль, как свою собственную. В этой способности вызвать ощущения сопричастно¬сти к событиям, действиям, поступкам людей и происходящей с ними трагедии и состоит основная особенность и достоинство ли¬тературы - в том числе и литературы о Холокосте - как формиру¬ющего начала.
Изучение различных аспектов истории Холокоста и осозна¬ние его уроков, безусловно, должно стать частью националь¬ной программы гуманитарного образования в России.
Никто не будет отрицать огромную роль художественного слова в формировании мировоззренческих, психологических и нравствен¬ных установок человека. Литература, как и искусство, объединяет мир и способствует его взаимопониманию. И тема Холокоста пред¬стает в художественной литературе в ее общечеловеческом кон¬тексте с общими для всех народов моральными и этическими про¬блемами».

Ведущий 1: Художественное осмысление этой многогранной темы в русской литературе предшествовало ее научному изучению. Писатели и по¬эты в своем творчестве, как правило, опирались на свидетельства современников, собственные знания, личный опыт и факты своей био-графии, так как не имели возможности почерпнуть необходимые сведения в книгах, статьях и архивных материалах.

Ведущий 2: Среди литераторов, которые впервые и специально разрабаты¬вали тему массового уничтожения евреев на оккупированной территории, были те, кто в 1944-1946 гг. собирал, обрабатывал и гото¬вил к печати документальные материалы "Черной книги". Среди них - писатели В. Гроссман, И. Эренбург, В. Иванов, Л. Сейфуллина, В. Каверин и др., а также поэты Л. Озеров, М. Алигер, В. Инбер, П. Антокольский, А. Суцкевер.

Ведущий 3: "Черная книга" не является литературным произведением в чистом виде. Представленные в ней материалы в большей мере можно отнести к документальным очеркам, написанным писате¬лями и поэтами. У каждого очерка, рассказа, литературной записи была документальная основа.

Ведущий 4: Некоторые из материалов достаточно подробно раскрывают ис¬торию городов и местечек до их оккупации немцами. В частности, это присутствует в очерках Гроссмана.
В очерке "Убийство евреев в Бердичеве", подготовленном для "Черной книги", Гроссман с огромной любо¬вью и чувством скорби описал свой родной город и насильствен¬ную смерть его жителей. В Бердичевском гетто погибла мать пи¬сателя. В этом очерке он выразил всю горечь собственной утраты, всю непередаваемую личную боль, которая сквозит в каждой строчке и в каждом эпизоде.

Ведущий 1: В. Гроссман был одним из первых, кто написал в сентябре 1944 г. о лагере смерти Треблинка. И прежде, чем этот очерк вошел в состав "Черной книги", он был опубликован в журнале "Знамя" в 1945 г. под названием "Треблинский ад" и в этом же году издан отдельной брошюрой для использования на Нюрнбергском процес¬се.

Ведущий 2: Начиная свой очерк с описания географических и природных особенностей Треблинки, автор постепенно переходит к деталь¬ному показу устройства этого конвейера смерти, преднамеренно заостряя внимание на различиях трудового и еврейского ла¬геря. В трудовом лагере, в тяжелейших условиях, люди все же существуют и работают. В еврейском лагере, или лагере смер¬ти, жизнь людей ограничивалась промежутком времени, кото¬рый занимает путь от поезда до газовой камеры.

Ведущий 3: В столь небольшом по объему очерке впервые были затронуты многие вопросы, которые исследуют сейчас историки, психологи, со¬циологи: обстоятельное описание устройства лагеря и газовой каме¬ры, просчитанный до мельчайших подробностей процесс убийства, по¬ведение жертв и палачей, описание случаев индивидуального сопро¬тивления, сокрытие следов преступлений и, наконец, эпизоды восста-ния людей, обреченных на смерть.

Ведущий 4: Одной из наиболее чудовищных страниц в истории Катастрофы является уничтожение евреев в Бабьем Яру. Именно в образе "Бабьего Яра" вошла тема "Холокоста" в советскую поэзию. Объясня¬ется это прежде всего тем, что факт массового расстрела евреев Кие¬ва был наиболее известен общественности. Киев был первым боль¬шим городом с крупным еврейским населением, где в первые же дни оккупации были уничтожены почти все евреи. И поэтому Ба¬бий Яр на окраине Киева стал наиболее ярким и концентриро¬ванным образом-символом Катастрофы всего еврейства СССР.

Ведущий 1: Первым из поэтов, кто написал о киевской трагедии еще в годы войны, был Илья Эренбург. Его стихотворение "Бабий Яр" (1944 г.) было опубликовано без названия в январе 1945 г. в журнале "Но¬вый мир".
"Бабий Яр" для Эренбурга - реальная, живая личная боль. Киев - родина поэта, здесь прошло его детство. И он был до глубины души потрясен, увидев сожженный, разрушенный город и узнав об участи его жителей – евреев.

Ведущий 2: Ощущение трагедии автор создает отдельными штрихами или мазками, пропуская их через себя. Все, что он видел и знал, не давала ему покоя. Его волновали судьбы убитых, незнакомых ему лю-дей, ставших вдруг для него родными.
В этом стихотворении Эренбург ощущает себя частицей своего народа и считает своим долгом помнить о том, что случилось.

Чтец 1:

БАБИЙ ЯР
К чему слова и что перо,
Когда на сердце этот камень,
Когда, как каторжник ядро,
Я волочу чужую память?
Я жил когда-то в городах,
И были мне живые милы,
Теперь на тусклых пустырях
Я должен разрывать могилы,
Теперь мне каждый яр знаком,
И каждый яр теперь мне дом.
Я этой женщины любимой
Когда-то руки целовал,
Хотя, когда я был с живыми,
Я этой женщины не знал.
Мое дитя! Мои румяна!
Моя несметная родня!
Я слышу, как из каждой ямы
Вы окликаете меня.
Мы поднатужимся и встанем,
Костями застучим - туда,
Где дышат хлебом и духами
Еще живые города.
Задуйте свет. Спустите флаги.
Мы к вам пришли. Не мы - овраги.
Илья Эренбур, 1944 г.
Ведущий 3: Политика государственного антисемитизма конца 40-х- начала 50-х годов более чем на десятилетие вычеркнула тему Холокоста из поля зрения литераторов. Евгений Евтушенко был первым из поэтов, положившим конец замалчиванию трагедии евреев в годы Великой Отечественной войны.
Образ Бабьего Яра является основополагаюшим и выступа¬ет как олицетворение трагической участи евреев в период немец¬кой оккупации. Соответственно, именно Бабий Яр и история, свя¬занная с ним, навела Евтушенко на размышления о причинах слу¬чившегося, об антисемитизме и его исторических истоках.

Ведущий 4: Поэт начинает и заканчивает стихот¬ворение ощущениями, которые возникли у него на "крутом обрыве" Бабьего Яра. И хотя в нем нет описания того, что случилось здесь осенью 1941 года (поэт, судя по всему, и не ставил такую за¬дачу) мы это видим через образы, в которые воплощается евтушенковское поэтическое "я". Мы это слышим через пронзительную ин¬тонацию его стиха. Этим поэт усиливает общее звучание темы и остроту ее восприятия читателем.

Чтец 2:
БАБИЙ ЯР
Над Бабьим Яром памятников нет.
Крутой обрыв, как грубое надгробье.
Мне страшно.
Мне сегодня столько лет,
как самому еврейскому народу.
Мне кажется сейчас -
я иудей.
Вот я бреду по древнему Египту.
А вот я, на кресте распятый, гибну,
и до сих пор на мне - следы гвоздей.
Мне кажется, что Дрейфус -
это я.
Мещанство -
мой доносчик и судья.
Я за решёткой.
Я попал в кольцо.
Затравленный,
оплеванный,
оболганный.
И дамочки с брюссельскими оборками,
визжа, зонтами тычут мне в лицо.
Мне кажется -
я мальчик в Белостоке.
Кровь льется, растекаясь по полам.
Бесчинствуют вожди трактирной
стойки
и пахнут водкой с луком пополам.
Я, сапогом отброшенный, бессилен.
Напрасно я погромщиков молю.
Под гогот:
"Бей жидов, спасай Россию!"
Лабазник избивает мать мою.
О, русский мой народ!
Я знаю -
ты
по сущности интернационален.
Но часто те, чьи руки нечисты,
твоим чистейшим именем бряцали.
Я знаю доброту моей земли.
Как подло,
что, и жилочкой не дрогнув,
антисемиты пышно нарекли
себя "Союзом русского народа"!
Мне кажется -
я - это Анна Франк,
прозрачная,
как веточка в апреле,
И я люблю.
И мне не надо фраз.
Мне надо,
чтоб друг в друга мы смотрели.
Как мало можно видеть,
обонять!
Нельзя нам листьев
и нельзя нам неба.
Но можно очень много -
это нежно
друг друга в темной комнате обнять.
Сюда идут?
Не бойся - это гулы
самой весны,
она сюда идет.
Иди ко мне.
Дай мне скорее губы.
Ломают дверь?
Нет - это ледоход...
Над Бабьим Яром шелест диких трав.
Деревья смотрят грозно,
по-судейски.
Все молча здесь кричит,
и, шапку сняв,
я чувствую,
как медленно седею.
И сам я,
как сплошной беззвучный крик,
над тысячами тысяч погребенных.
Я -
каждый здесь расстрелянный
старик.
Я -
каждый здесь расстрелянный
ребенок.
Ничто во мне
про это не забудет!
"Интернационал"
пусть прогремит,
когда навеки похоронен будет
последний на земле антисемит.
Еврейской крови нет в крови моей.
Но ненавистен злобой заскорузлой
я всем антисемитам
как еврей.
И потому -
я настоящий русский!
Евгений Евтушенко, 1961г.

Ведущий 1: Одним из первых, кто затронул тему Холокоста в художествен¬ной прозе послевоенных лет, был И. Г. Эренбург. Роман "Буря", написанный им, сразу после войны, был опубликован в журнале "Новый мир" в 1947 году. За это произведение Эренбург был удос¬тоен высшей литературной премии того времени. Популярность Эренбурга в годы войны была чрезвычайно высока. Его статьи, очерки, листовки расходились массовым тиражом на передовой и оккупированных территориях. Со всех концов страны читатели при¬сылали ему свои отклики, письма, информации. Широкую извест¬ность приобрел писатель и в общественно - политических кругах Запада. Ему верили, к его мнению прислушивались, его читали. Роман был переведен почти на все европейские языки.

Ведущий 2: Героев романа Эренбурга объединила война. Все они - жители самых разных стран - ощутили на себе злодеяния фашистов и не-мецкий оккупационный режим. Трагической судьбе еврейского населения Эренбург посвящает несколько эпизодов. Рассказ о ги¬бели евреев Киева писатель представил в восприятии матери двух главных героев. Ее расстреляли в Бабьем Яру вместе с малень¬кой внучкой. А старший сын, который еще до революции уехал с отцом в Париж, стал жертвой лагеря смерти Освенцим. Эренбург, как никто другой, знал, что политика нацистской Германии отно¬сительно евреев всех стран Европы была неизменной. Впослед¬ствии, в своей книге воспоминаний "Люди, годы, жизнь" писатель расскажет об истреблении еврейского населения в оккупированных немцами районах по материалам "Черной - книги" и многочислен¬ным письмам читателей.

Ведущий 3: Из произведений советской прозы, в которых тема Холокоста на¬шла наиболее яркое воплощение, следует остановиться на романах Василия Гроссмана "Жизнь и судьба", Анатолия Кузнецова "Ба-бий; Яр " и Анатолия Рыбакова "Тяжелой песок".
Роман Гроссмана "Жизнь и судьба" был закончен автором в 1960г. и посвящен его матери, расстрелянной немцами в Бердичевском гетто. Писатель испытывал внутреннее притяжение, личную причастность и глубокий интерес к этой теме. Долгие годы Гроссман размышлял, анализировал, делал наброски и «лепил» образы, страдал и убеждался в правоте сделанного им в этом направлении выбора.

Ведущий 4: Непосредственно теме уничтожения евреев в годы войны Гроссман посвящает несколько глав.
Одна из самых удивительных творческих находок автора - это письмо матери Штрума. Последние мгновения жизни Анны Штрум воплощаются писателем в ее мыслях и наблюдениях о жизни в гетто, о людях, их характерах и отношениях.
Письмо матери Штрума носит характер самостоятельного, законченного литературного произведения. В этом письме Гроссман прежде всего хотел показать великую, преображающую силу материнской любви.

Чтец 3:
«…Как будто страшное дуновение прошло по лицам, все почув¬ствовали, что приближается срок. Витенька, я хочу сказать тебе... нет, не то, не то. Витенька, я заканчиваю свое письмо и отнесу его к ограде гетто и передам своему другу. Это письмо нелегко оборвать, оно - мой последний разговор с тобой, и, переправив письмо, я окончательно ухожу от тебя, ты уж никогда не узна¬ешь о последних моих часах. Это наше самое последнее расставание. Что скажу я тебе, прощаясь, перед вечной разлукой? В эти дни, как и всю жизнь, ты был моей радостью. По ночам я вспоминала тебя, твою детскую одежду, твои первые книжки, вспоминала твое первое письмо, первый школьный день, все, все вспоминала от первых дней твоей жизни до последней весточ¬ки от тебя, телеграммы, полученной 30 июня. Я закрывала гла¬за, и мне казалось - ты заслонил меня от надвигающегося ужа¬са, мой друг. А когда я вспоминала, что происходит вокруг, я радовалась, что ты не возле меня - пусть ужасная судьба минет…»
Отрывок из романа «Жизнь и судьба»
В. Гросмана
Ведущий 1: В целом, тема Холокоста в романе «Жизнь и судьба» звучит более сконцентрировано, более осознано, чем в публицистических произведениях военных лет.
В главах, посвященных анализу сущности фашизма и антисемитизма, Гроссман прибегает к философским обобщениям и сравнительным оценкам, сопоставляя гитлеровскую и советскую тоталитарные системы.
Примером документальной прозы о Холокосте является роман А. Кузнецова «Бабий Яр», напечатанный в 1966 году в журнале «Юность».

Ведущий 2: Кузнецов впервые открыто, обстоятельно и целенаправленно показал трагедию Бабьего Яра. Чтобы подчеркнуть документальную основу событий романа, сам автор обозначил его, как роман-документ. Все, что происходит в романе, - это события, факты, случаи, которые действительно имели место в реальной жизни людей, ставших его героями. Писатель не изменял их настоящие фамилии.

Ведущий 3: Особое место среди художественных произведений о Катастрофе принадлежит роману А. Рыбакова «Тяжелый песок», законченный автором в 1977 году.
Роман Рыбакова имел большой читательский успех и был издан в 26 странах. Некоторые критики на Западе называли его «еврейской семейной сагой».
Заключительное слово преподавателей. Подведение итогов мероприятия (Что я вынес из этой темы? Обсуждение, дискуссия)
Список используемых источников и литературы:
1. Васильева Г.Н. Азбука толерантности: Методическое пособие. – Тамбов: ТОИПКРО, 2008. – 34 с.
2. Книга Праведников/ Сост.: И.А. Альтман, А.Е. Гербер, Д.И. Полторак. – М.: Фонд «Холокост»: МИК, 2005. – 128 с.
3. Мы не можем молчать. Школьники и студенты о Холокосте. Выпуск 4: Сборник/ Составитель: Д.В. Прокудин.// Под ред. И.А. Альтмана. – М.: Центр и Фонд «Холокост», 2008. – 112 с.
4. Преподавание темы Холокоста в ХХI веке./ Под ред. И.А. Альтмана - М.: Фонд «Холокост», 2000. – 245 с.
5. Русская литература о Холокосте. Хрестоматия для учащихся. М., 1997.
6. Холокост: взгляд учителя: Методическое пособие – сборник работ педагогов России/Сост.: И.А. Альтман, А.Е. Гербер, Д.В. Прокудин; Под ред. Л.М. Пятецкого. – М.: Центр и Фонд «Холокост»: МИК, 2006. – 192 с.
Категория: Внеурочная деятельность по предмету | Добавил: Учителка (04.11.2012) | Автор: Зубехина Анна Балагулиевна E
Просмотров: 407 | Рейтинг: 5.0/1

Календарь


© Все размещенные материалы на сайте доступны для использования в профессиональной деятельности учителя истории и обществознания. 

Запрещается размещать авторские материалы на своих сайтах и блогах без разрешения авторов сайта.


Конкурсы для учителей 



Ваша статья в нашем сборнике


Сертификат о публикации


Электронное пособие по истории. 10 класс


 

Copyright MyCorp © 2016
Город белокуриха подать объявление в газету | Дать объявление по строительным работам бесплатно | Подать объявление в газету восстания санкт петербург | Дать объявление на секретаря санкт-петербург | Подать объявление в газеты иркутска | Дать бесплатное объявление в газету | Дать объявление подстилающих | Как правильно дать бесплатное объявление о продаже дома | Дать объявление франция | Разместить объявление бесплатно о продаже техники | Металообработка дать объявление | Ломовоз б у продам объявления 2009 2010 г | Объявления продам мотоциклы | Разместить объявление услуг электрика | Газета объявления подать | Дать объявление покрышки | Подать объявление по воронежу | Дать объявление отказаться | Объявленияпродам щенка шарпея за 1000р | Вдв коми дать объявление | Дать объявления о купле авто в кредит | Дать бесплатное объявление о работе шеф поваром дать резюме | Где можно подать бесплатное объявления | Подать объявление на покупку домика в лен.области | Елецкая реклама дать объявление